Анна Рубинштейн, цитаты

черт не съест — сломает зубы
да и нет меня в меню
кто сказал, что жизнь — на убыль?
я еще повременю!
я умею быть нахальной
и отпетой сгинь, безрог!
на любой войне локальной
есть кюветы вдоль дорог
я залягу, как в окопе:
кто там первый под обстрел?
пусть ковчег утоп в потопе —
я покуда что у дел!
мой удел — не ваши списки
мой удел — мои дела
я рассталась по-английски,
но — еще не умерла!
Читать → нравится 2
Я не белая, не пушистая,А невзрачная и колючая.Как кошачья лапа — когтистая,И немыслимо невезучая.Не красавица и не умница,Не спортсменка, не комсомолка я За бродячих собак заступница,Неуступчивая и колкая.Недоверчиво насторожена,Дрессирована горьким опытом.Изнутри как лёд заморожена,Непуглива и небезропотна.Неспасённая Эвридика я,Но не хрупкая, а плечистая.Полувольная, полудикая Но в душе-то бело-пушистая Научите — как быть доверчивой,Горький опыт смывая сказками,Как вилять хвостом гуттаперчевым,Как отбеливать шкуру ласками.Шрамы мне забинтуйте бережно,Помогите забыть болевшее В старом доме с окном заснеженнымСоберу на память прошедшее:Целый ворох колючек ношеных,Недоверчивую доверчивость,Благодарность собак неброшенныхИ, конечно, хвост гуттаперчевый
Читать → нравится 1
Всё врут календари — бессовестно и злобно,
Ухмылку не тая в сплетениях листов
Готовят плаху мне на развороте лобном,
В строю прошедших лет, зачёкнутых крестом.
Всем врут календари, пощады не имея,
С жестокостью детей, что мучают собак
И месяцы и дни с цинизмом лицедеев
Швыряют в никуда, в ушедший полумрак.
Врут мне календари о пролетевших летах.
Врут датами потерь — открыто, без прикрас
Листая их, ищу ненужные ответы
В сетях, сплетённых мне морщинками у глаз.
Вычёркивая дни из зим, что мне остались,
Листаю боль и страх ладонями страниц
Я не боюсь уйти, меня пугает жалость,
И так тревожно мне от скрипа половиц
Не завтра я уйду, последний лист не сорван.
Ещё морозы мне подарят снегири
Сама себе твержу про неуместность торга,
Но у судьбы прошу — пусть врут календари
Читать → нравится
Я уеду – ты останешься.
Ты рукой ко мне потянешься –
А меня уже там нет –
Только воздух, только свет,
Только блики, только токи,
Да разорванная сеть...
Ах, какой ты одинокий –
Любо-дорого смотреть. (Екатерина Горбовская)Ты останься — я уеду.
А иначе быть не может
Пусть отпразднует победу
та, что ближе и моложе.
Я уеду — ты останься,
отдышись и успокойся.
На последние сеансы
допускают только взрослых,
только бывших, только битых,
только знавших толк в изменах
Мы с тобой бесспорно квиты
и предельно откровенны.
Мы с тобой так благородны,
так взаимно безупречны
Я уеду на свободу.
Ты останешься — навечно.
Читать → нравится
Нет звёзд на полуночном потолке —
ни посчитать, ни загадать желанье.
Того, кто ранил, не желая ранить,
по памяти я глажу по щеке:
морщинка — здесь, а тут — заживший шрам
Я мысленно веду маршрут по тропке,
протоптанной за этот год короткий,
поделенный меж нами пополам.
По правилам сгоранья кратких звёзд —
перед паденьем должно ярко вспыхнуть.
Не слабоволья приступ и не прихоть
течение ночных привычных слёз
Подушке в сотый раз клянусь забыть
обещанное ей же раньше помнить,
как Золушка, надеюсь — эта полночь
окажется посланницей судьбы
и переменит крыс на верных слуг,
и превратит в хрусталь тугую кожу
Короткий год, что слишком быстро прожит,
я по золе от павших звёзд несу.
Быстрее, чем додуманная мысль,
чем мучимого сердца остановка,
горит звезда — смущённо и неловко
в полночной темноте моей тюрьмы.
Читать → нравится
в междурамье — застрявшая с вечера чёрствая ночь
дотянуть до утра, дотащить, донести, доволочь
по зыбучим пескам, по болоту, по рваному рву
эту кожу, в которой живу
огрубевшая, хрупкая, слишком непрочная для
сохранения жизни, опущенной ниже нуля
уязвимая, стёртая в ветошь по жёсткому шву
эта кожа, в которой живу
не змеиная шкура, не панцирь, не чёрный хитин
ей не скажешь — тянись же, паскуда, не скажешь — расти
не подсадишь по-новой, как сбитую снегом траву
эту кожу, в которой живу
до последнего дюйма внатяг, в корке трещин, в узлах
на излом — догола, по горелому краю — дотла
дотяну до утра, дотащу, донесу
и сорву
эту кожу, в которой живу
Читать → нравится
время прощаться и ставить диагнозы:
неизлечимы –
а, значит, слабы...
поздно – «боржоми»...
и кровь на анализы –
поздно... немыслимо поздно, увы..
любовная лирика – Аманда Моррис
По живому
блёклая рана.
шипящая перекись.
и по живому, по ждущему — снег.
выжжено всё - чем жилось, во что верилось
но я из праха в когда-той весне
выйду живой,
несмотря на диагнозы.
выгрызу.
выползу.
выпрошу свет.
снова поверю
- уже безнаказанно —
в неисполнимость жестоких примет.
поздно — «боржоми»
и водка невовремя.
на сердце — накипь.
и, может быть, — смерть.
лишь зашипев, изо льда — да и в полымя.
плакать.
не жить.
не желать.
не иметь.
вдоль милосердия —
яростно,
скальпелем.
бритвой по боли
- вот так —
поперёк.
прямо на осень
неспешно
по капельке
падает ржавый ненужный зверёк.
надо прощаться?
прощать?
не ко времени.
боль излечима,
а значит — слаба.
встречу кого-то в другом измерении.
вычищу раны.
припомню слова.
Читать → нравится
Лунный полтинник свалился из тучи
В цепкие руки неспящих деревьев.
Бродит ночами со мной мой попутчик —
От несчастливых любовей похмелье.
Мелочью звёздной забрали мы сдачу
С глупых покупок на старом вокзале,
И раскидали, в карманы не пряча,
В чёрные дыры — ночей зазеркалье.
Мы с ним не копим, а тратим беспечно
Деньги, надежды, друзей и недели.
Мой нелюбимый, не первый не встречный,
Мы под луной в синеву загорели
В горе и в радости я тебе ровня,
Как и не снилось супружеским парам.
Равно пристрастные к булочкам сдобным
Мы обожаем собак и гитары.
Пошлый ковёр, абажуры и чашки —
Пыльные тюрьмы с пожизненным сроком.
Неодержимость уютом домашним
В списках похвальных моих непороков.
Быть нелюбимою многого стоит
Мне наплевать на готовку и глажку.
Но не дают по ночам мне покоя
Пошлый ковёр, абажуры и чашки
Читать → нравится
сигарета, кофе — утро
сигарета, виски — вечер
мне бы их не перепутать
мне бы их очеловечить
утром — кофе и взбодриться
виски вечером — и плакать
мне бы помнить дни и лица
мне б забыть слова и знаки
словно вечер кофе
чёрен
утро карее, как виски
мне бы спать в ночном
дозоре
мне бы жить, не зная
истин
кофе утренний катарсис
виски вечером — нирвана
мне бы выжить в пошлом фарсе
мне бы пасть на поле
брани
утром кофе — let my people
виски вечером — don’t
worry
мне навыться бы до хрипа
мне бы наслаждаться
горем
мне бы пить свой виски
утром
крепкий кофе пить бы на ночь
чтобы можно было
спутать
где — катарсис, где —
нирвана
Читать → нравится
всё, что прошу
всё, что я знала, не стоит сейчас ни гроша
всё, что я знаю: так больно, что кажется — слепну
всё, что прошу — дай уйти, не держи, не мешай
дай мне внести в безрассудность посильную лепту
всё, что ты знал обо мне, постарайся забыть
всё, что ты знаешь сейчас — постарайся запомнить
всё, что прошу — дай мне силы влюбляться в любых:
жадных, свободных, недобрых, чужих, вероломных
всё, что мы знали с тобой о любви, ни к чему
всё, что не знали, уже никогда не узнаем
всё, что прошу — отпусти
отпущенье приму
глупеньким сердцем с надколотым стёршимся краем
Читать → нравится
Postscriptum
ты — это всё, что есть,
ты — это всё, что будет.
cвечкою на столе
жгу негативы буден.
жаль, что ты мне не стал
сладким последним горем.
с чистого бы листа
вылепить разговоры,
с новых нездешних слов
нам бы начать разлуку
горькое ремесло —
вбитая в нас наука
выжить
но для чего?
господи милосердный,
вывези по кривой
нас, обделённых верой,
нас, нагрешивших всласть,
глупых, но не предавших
нас таких — несть числа,
нищим пожар не страшен.
стань для меня ничем —
сладким последним всхлипом,
ангелом на плече.
и не забудь postscriptum.
Читать → нравится
"Ещё не небо, уже не потолок"Предпрощальное
Ещё не всё, нам не объявлен срок,
И ты не ангел, но ещё не дьявол.
Не целый мир, а крохотный мирок
Ты, уходя, мне не скупясь оставил
Ещё не жду, но больше не люблю.
Ещё не плачу, но уже не спится.
На те же грабли завтра наступлю
И те же петли наберу на спицы
Ещё не боль — не-боли пустота.
Ещё не рана, только лишь примерка.
Наивный вздор — о вечности мечта
В твоих глазах от сквозняка померкла
Ещё не страх, но я удивлена
Несмятым снегом на твоей постели.
Ну, вот и всё И стайкой времена
Вслед за тобой вдогонку улетели Из книги Анны Рубинштейн "Избранное 2009 - 2012"
Читать → нравится
Время — деньги. Его не купишь.
Время лечит того, кто платит —
за безделье и за поступки,
за удары и за объятья.
Время топит котят и печи,
жжёт мосты и — глаза горчицей.
Люди платят, и время лечит,
обещая, что всё случится.
Время помнит долги и встречи,
не прощает ни страх, ни выбор.
Расплатившихся время лечит,
жизнь растягивая на дыбе.
Время требует лечь — под поезд.
Под желающих первых встречных.
Время — жадное и глухое —
даже неизлечимых лечит.
И плацебо и панацея,
и согласье противоречий — время —
знает, какую цену взять с тебя.
И берёт.
И лечит.
Читать → нравится
не каждый предавший — предатель,
не каждый оставивший — трус.
мы ставим зарубки на датах —
они заживают к утру.
они заживают бесшрамным
бескровным мучительным швом
на новый тяжёлый подрамник
ложится судьба нагишом
и пачкает белое белым,
мазки мастихином слоя.
из рваного, ставшего целым,
сплетается смысл бытия
не каждый укравший — преступник,
не каждый ударивший — дрянь.
в помешанном вареве суток
галеры с рабами горят —
бесславно, мучительно, страстно,
под крики прошедших времён
не каждый вернувшийся счастлив,
не каждый простивший — умён.
Читать → нравится
Не отпускай меня, пожалуйста,
держи — насколько хватит сил.
Не дай отчаянной усталости
об избавленье попросить
Я так люблю тебя. И мучаю.
И страшно мучаюсь сама
Но ты же знаешь — мы везучие,
нам на двоих одна тюрьма,
одна сума, одно безумие,
один до дыр затёртый Чиж.
И мы б давно от боли умерли,
себя пытаясь разлучить,
но мы воюем, держим, держимся,
хватаем прошлое рукой,
воспоминания о нежности
cплетаем с яростной тоской,
и ждём, как дара, малой малости —
уменья друг без друга жить.
Не отпускай меня, пожалуйста,
насколько хватит сил — держи.
Читать → нравится
тихое
вечерняя рана кровит,
стекает молчанием лишним
ты знаешь, я делаю вид,
как будто бы я тебя слышу,
как будто бы ты позвонил,
как будто бы я очень рада
и лжи во спасенье сродни
геройства пустого бравада:
теперь-то ты знаешь, что я
сильнее, чем ты, и намного —
гордячка стального литья,
заносчивая недотрога
но только внутри, под бронёй,
под клочьями тощих колючек,
нелепое бродит враньё,
хотевшее сделать, как лучше
для нашей недужной любви,
звучащей всё тише и тише
всё чаще я делаю вид,
как будто бы я тебя слышу.
Читать → нравится
серое
За выбор выжить любой ценой
ты часто платишь несоразмерно,
ты веришь в святость пропорций, но
пьянчужкой дремлет беда под дверью,
и ты, шагая через порог,
опять споткнёшься, ругнёшься матом
и выйдешь в утро — серым-серо —
один из многих, персона грата,
персона «wanted» (поймать живым,
достать из мёртвых — всё, как обычно)
Привычным жестом вскрывая швы,
что так похожи на ряд кавычек,
ты будешь гордо идти вперёд,
почти свободный, похмельно-мятый
И будет утро — серым-серо,
одно из многих. Почти бесплатно.
Читать → нравится
Запомнить запах,
памятью скользнуть
в чужих мирах
твоих прикосновений,
тогдашних звёзд
опять
рассыпать ртуть,
смешать
под утро
ночь
и светотени,
губами тронуть
пальцы
и слова,
отмерить пять шагов
до лжи неновой,
броню из замши
телу подобрать,
к запястьям туже подогнать оковы,
дрожать от боли
в чёртовой глуши,
дрожать от счастья
в скомканной постели,
проверить шов — надёжно ли прошит,
порвать
и в рамки
вставить акварели,
неосторожно
двери отпереть,
горчащий воздух
выпить без рецепта,
усталой клятвы прошибая твердь,
желания
в себе лелеять цепко,
иллюзии
утратить
наконец,
воскресным днём
не смея спать спокойно
И - в дальний путь на взмыленном коне
Разлука.
Горе.
Небо.
Подоконник
Читать → нравится
Необязательно использовать строку?
Но сумерки меняют очертанья
И седина, прильнувшая к виску,
Укроет снегом давние желанья
Необязательно использовать строку —
Но ветвь берёзы бьётся, словно локон,
И ветреному следуя броску,
Меня ударит, будто ненароком
Необязательно использовать строку
Но вечер нам расстелeт покрывало
И перемелет в мелкую муку
Всё то, что днём нам так любить мешало
Необязательно использовать строку.
Но тёплый свет нам тьма процедит в окна,
И мы, поверив хрупкому стеклу,
В надежде на прощение умолкнем
Необязательно использовать строку!
Но «я хочу» сильнее, чем «я должен»,
И «прислонясь к дверному косяку"*,
Я стану в синих сумерках моложе
Необязательно Я знаю. Но строка
Так судорожно рвётся на свиданье!
И, лунного отведав молока,
Я в сумерках меняю очертанья
Читать → нравится
Мы — «бабы на чайниках» Глупые роли
хранительниц дома, которого нет.
Мы в ситцевых платьях рыдаем от боли,
собой согревая негромкий сюжет
Избитый, избытый, забытый недавно
сюжет о принцессе в промокшем плаще,
о милом Драконе, погибшем бесславно,
о принце, в котором не дремлет Кощей.
Сюжет предсказуем, развязка банальна
Лакеи крысиные тянут хвосты.
Мне мал башмачок
В старом платьице бальном
на чайнике я согреваю мечты
Читать → нравится
комментарии Disqus