Борис Слуцкий, цитаты

Старуха старику
кричит по телефону.
Про что она кричит?
Она кричит про то, чтоб он не смел гулять, ну, разве по балкону
и то —
закутавшись в суконное пальто.
— Поаккуратней двери запирай! — 
она кричит
с такою грозной силой, что мне всё слышится:
— Не умирай!
Живи, пожалуйста, мой милый, милый!
Читать → нравится 3
Еще не вечерЕще не вечер.
Конечно, тени
людей, животных и растений
уже заметно удлиняются,
и звезды бледно теплят свечи,
но вечер только начинается:
еще не вечер.
Еще два-три часа, не менее,
покуда звезды ярче вспыхнут,
кусты кошачьи спины выгнут,
и ночи чудо-мастерская включит беззвучные моторы,
и тишина пойдет такая,
что можно звезд услышать споры.
Покуда же у дня
не вечер,
и у меня
еще не вечер.
Читать → нравится
Не лезь без очереди.Не лезь без очереди. Очередь — образ
Миропорядка.
Бесспорная доблесть,
презрев даже почесть,
отбросив лесть,
без очереди — не лезть.
Не лезь без очереди.
Хотя бы ради
хлебной очереди в Ленинграде,
где молча падали в тихий снег,
но уважали — себя и всех.
И атомы в малой,
и звезды в большой
Вселенной очередность — блюдут.
Так что же ты лезешь!
С бессмертной душой
дождутся все, кто честно ждут.
Читать → нравится
ЛОШАДИ В ОКЕАНЕЛошади умеют плавать,
Но — не хорошо. Недалеко.
«Глория» — по-русски — значит «Слава»,-
Это вам запомнится легко.
Шёл корабль, своим названьем гордый,
Океан стараясь превозмочь.
В трюме, добрыми мотая мордами,
Тыща лощадей топталась день и ночь.
Тыща лошадей! Подков четыре тыщи!
Счастья все ж они не принесли.
Мина кораблю пробила днище
Далеко-далёко от земли.
Люди сели в лодки, в шлюпки влезли.
Лошади поплыли просто так.
Что ж им было делать, бедным, если
Нету мест на лодках и плотах?
Плыл по океану рыжий остров.
В море в синем остров плыл гнедой.
И сперва казалось — плавать просто,
Океан казался им рекой.
Но не видно у реки той края,
На исходе лошадиных сил
Вдруг заржали кони, возражая
Тем, кто в океане их топил.
Кони шли на дно и ржали, ржали,
Все на дно покуда не пошли.
Вот и всё. А всё-таки мне жаль их —
Рыжих, не увидевших земли.
Читать → нравится
Рыжий островЛошади умеют плавать,
Но — не хорошо, недалеко.
«Глория» — по-русски значит «Слава» —
Это вам запомнится легко.
Плыл корабль, своим названием гордый,
Океан пытаясь превозмочь.
В трюме, добрыми мотая мордами,
Лошади топтались день и ночь.
Тыща лошадей! Подков четыре тыщи!
Счастья все ж они не принесли.
Мина кораблю пробила днище,
Далеко-далёко от земли.
Люди сели в лодки, в шлюпки влезли,
Лошади поплыли просто так.
Как же быть и что же делать, если
Нету мест на лодках и плотах?
Плыл по океану рыжий остров.
В море, в синем, остров плыл гнедой.
Им казалось — плавать очень просто,
Океан казался им рекой.
Но не видно у реки той края,
На исходе лошадиных сил
Лошади заржали, проклиная,
Тех, кто в океане их топил.
Кони шли на дно и тихо ржали, ржали,
Все на дно покуда не ушли
Вот и все. А все-таки мне жаль их,
Рыжих, не увидевших земли
Читать → нравится
Человек, как лист бумаги,
изнашивается на сгибе.
Человек, как склеенная чашка,
разбивается на изломе.
А моральный износ человека
означает, что человека
слишком долго сгибали, ломали,
колебали, шатали, мяли,
били, мучили, колотили,
попадая то в страх, то в совесть,
и мораль его прохудилась,
как его же пиджак и брюки.
Каждое утро вставал и радовался,
как ты добра, как ты хороша,
как в небольшом достижимом радиусе
дышит твоя душа.
Ночью по нескольку раз прислушивался:
спишь ли, читаешь ли, сносишь ли боль?
Не было в длинной жизни лучшего,
чем эти жалость, страх, любовь.
Чем только мог, с судьбою рассчитывался,
лишь бы не гас язычок огня,
лишь бы ещё оставался и числился,
лился, как прежде, твой свет на меня
Читать → нравится
Этот случай спланирован в крупных штабах
И продуман в последствиях и масштабах.
И поэтому дело твое — табак.
Уходи!
Исключений из правила этого нету!
Закатись, как в невидную щелку монета!
Зарасти, как тропа,
За теряйся в толпе.
Читать → нравится
Лошади умеют плавать,
Но не хорошо, не далеко,
Глория по-русски значит слава,
Это вам запомнится легко.
Шел корабль своим названьем гордый,
Океан старались превозмочь,
В трюме добрыми мотая головами,
Лошади томились день и ночь.
Тыща лошадей, подков четыре тыщи,
Счастья людям вы не принесли,
Мина кораблю пробила днище,
Далеко-далеко от земли.
Люди сели в шлюпки, в лодки сели,
Лошади поплыли просто так,
Как же быть и что же делать, если,
Места нет на лодках и плотах.
Плыл по океану рыжий остров,
В синем море остров плыл гнедой,
Лошадям казалось плавать просто,
Океан казался им рекой.
Но не видно у реки той краю,
На исходе лошадиных сил,
Вдруг заржали кони возражая,
Тем, кто в океане их топил.
Кони шли на дно и ржали, ржали,
Все на дно покуда не ушли,
Вот и все, но все-таки мне жаль их,
Рыжих, не увидевших земли.
Читать → нравится
комментарии Disqus