Галина Стрелкова, цитаты

Кем-то свыше все написано.
И расчерчены все векторы.
Возражения бессмысленны.
В поднебесной нет корректора.
Исправляйся, но исправленным ничего не будет заново.
Жизнь играет не по правилам, опуская резко занавес.
Предлагая роли новые.
Что ж, попробуй, что получится.
Ты хотел быть коронованным на свободу и на лучшее.
Что ж, давай, решайся, выжми все, разрывая нервы спешкою.
Но не обольщайся: выживешь, все равно ты будешь пешкою.
Где-то ива к речке клонится, наполняя ветки соками.
Под окном твоя бессонница каблуками звонко цокает.
Ты устал до невозможного.
Жизнь, как лабиринты Миноса.
От простого и до сложного тупики со знаком минуса.
И тебя заносит в крайности.
Необдуманно, невзвешенно.
И ты дома ищешь крайнего, и срываешься, как бешеный.
Ты забыл, что лучше-нАбело.
Осыпаешь все проклятьями.
Жизнь-палач с улыбкой ангела
Держит меч в руках распятием
Читать → нравится 1
она не плачет...Она не плачет больше. /Приходит с работы в восемь/.
Холод ее сковал. Или еще по каким причинам
Ее волосы чем — то похожи на осень.
Она все больше теперь молчит и
кажется все в порядке /река не меняет русла/.
Вобщем, как было, так, собственно, и осталось.
Только в ее молчании столько грусти,
А ты вспоминаешь, как звонко она смеялась
какой-нибудь шутке. И просто так, от счастья,
О чем-либо рассуждая, смешно, занятно.
Теперь она от тебя уходит — в себя — так часто.
И тебе кажется, в следующий раз не придет обратно.
А пустота ледяным заползает в душу,
И разливается непреходящей болью.
, Эмилиан Сципион, Карфаген разрушен.
Что же ты плачешь, его посыпая солью ,
Читать → нравится
А город никого не узнает, подставив солнцу выгнутые крыши. И истина, чем ближе до нее, тем меньше тех, кто шепот ее слышит Дороги оставляют на висках серебряные отблески лишений. И кажется ты так устал искать в других глазах похожесть отражений. А небо за основу выбрав сталь, не помнит о готовящемся лете. Душа так одинока и пуста, что сквозь нее легко гуляет ветер, листая неприкаянность молитв, запутавшись среди осколков грусти, где прошлое как-будто не болит, но никуда отныне не отпустит, хоть ты его оторванный листок, потерян, безнадежен и случаен средь тех, кто совершенное не то, и тех, по ком отчаянно скучаешь И прячешь в глубине своих снегов не пройденное, давнее начало, их контуры далеких берегов, которые не ждут тебя к причалу.
А в час, когда темнеют облака, душа твоя под лунным перламутром,
Наплачется у Бога на руках, и тихо возвращается под утро
Читать → нравится
Давай молчать. Ты прав — все так запутано. /Где звездный свет, где просто серебро/. И уходить привычными маршрутами от острых тем, что колят под ребро куда-то слева. Дома пьяным вечером с таблетками бессонницы в горсти стучащий орган рифмами залечивать, чтоб утром вновь тебя туда впустить. Опять простив с какой — то неизбежностью. Переплетая нить добра и зла. Идти тебе навстречу с легкой нежностью по острым иглам битого стекла. Молчать. Тебя о завтрашнем не спрашивать, пытаясь греться каплями тепла.
Я, одиночество твое укравшая,
Себя быть одинокой обрекла
Читать → нравится
И что мне сказатьИ что мне сказать тебе в этой случайной встрече?
Снежинками острыми больно слова летают.
А мне мое сердце укрыть в этом мире нечем.
И выпавший снег все не тает во мне не тает
И где-то во тьме затерялась моя планета.
Не светит, не греет Такая ее планида
Зачем нам вопросы твои и мои ответы?
Ведь я на тебя все равно не держу обиды.
Пусты мои руки, душа, и пусты карманы.
И сердцу в груди ни тепло, ни светло, ни тесно.
И то, что когда — то казалось небесной манной,
Сжигало безжалостно сердце огнем небесным.
И что мне сказать тебе в этой случайной встрече?
Что речка течет И второго пути не ищут
А время — не лекарь, но кажется все же лечит.
Вот только травой не затянется пепелище
Читать → нравится
А время — это витки спирали, рванувшей вверх (ей не скажешь — «хватит»). И те, которые проиграли — они своей пустотой заплатят крупье, что курит в игорном доме Судьбы, менявшейся не однажды. Ты был ведущий. Теперь — ведомый. Но это стало уже не важно, когда душа устает от тела, а тело больше с душой не ладит. Смотри — все чаще в тебе пробелы. Все реже жизнь по головке гладит. Полями минными путь уложен (ты все продумываешь детально). Конечно, лучший исход возможен. Но кто, скажи, исключит летальный?
Крупье закончил с отчетом Богу. Сидит. Докуривает устало.
А в жизни было всего так много. И вот чего — то в тебе не стало (ты констатируешь равнодушно). И спать ложишься, напившись чаю.
А Бог взбивает тебе подушки.
И штопает — штопает твою душу
Вот только легче не обещает.
Читать → нравится
Словно в глубоком омуте...Словно в глубоком омуте прячутся дни и лица
Вы меня не запомните. Я Вам не буду сниться.
Просто однажды вечером, на перепутье улиц,
Взглядом таким доверчивым Вы ко мне прикоснулись
Не обьяснить, не рассказать /странность такая/,
То что меня Ваши глаза не отпускают
Вас укрывают сумерки. Прячут, не отдавая.
В городе словно умерли улицы и трамваи
Ночь нарисует заново звезды над темной крышей
Будет меня обманывать снами, где я увижу
Ваши глаза, и утону в омуте тайны.
Я пропаду в этом плену встречи случайной.
Сотни дорог Каждый из нас ими отмечен.
Просто, мой Бог, пообещай новую встречу
Читать → нравится
Она не то чтоб любит помолчать,
Когда в свой мир захлопывает двери.
А просто перестала слепо верить
В подобранную правильность ключа.
/Ты можешь в ее душу не стучать/
В ее глазах всегда живет печаль.
Пусть даже они весело смеются.
И на вопросы, что ей задаются,
Она совсем не любит отвечать.
/Что хочешь можешь ей пообещать/
И кажутся шаги ее легки.
И что-то есть в ней, что как солнце светит.
Ее так любят маленькие дети,
И птицы хлеб клюют с ее руки.
/И замолкают злые языки/
Ночами улыбаются с небес
Созвездья ей, как ласковые звери.
И пусть кто с нею рядом, ей не верят,
Но те, кто помнят — верят, как себе.
Читать → нравится
И качнется ночь, растворяя разность, наделив похожестью отражения. У тебя — отточенность каждой фразы. Ты стреляешь метко (на поражение). У меня — кончается срок вакцины. И надолго — сбои с иммунитетом. Я боюсь, когда я к тебе остыну (теплым маем или горячим летом), полосну по венам последней строчкой, и прольется горечью боль утраты. Наше прошлое станет точкой Абсолютного Невозврата. Я хочу сберечь эту хрупкость граней. И остаться светом в ее пределах.
Ты меняешь Крепость на Поле Брани.
Я кладу к ногам твоим лук и стрелы.
Читать → нравится
Она никогда не звонит. Приходит молча.
Глаза ее кажутся темными и чужими.
Скрывая в кошачьей грации что — то волчье,
Чему и сама, похоже, не знает имя.
Роняет одежду. Стоит у окна нагая.
Легко и невинно лишая тебя рассудка.
Молчаньем свою свободу оберегает.
Душою — почти ребенок. Глазами — сука.
Ты тонешь в пьянящем запахе ее кожи.
Когда она мягко подходит к тебе, босая.
В течение ночи полностью уничтожив,
Она тебя утром заново воскресает.
Чтоб после опять исчезнуть. С толпою слиться.
Ты куришь задумчиво, сделав покрепче чаю.
И вспоминаешь мудрое про синицу
А небо в глазах твоих по журавлям скучает.
Решаешь, что — хватит. Стираешь в своем мобильном
Ее телефонный номер (не отвечает).
Пытаешься жить свободным и нелюбимым.
Она возвращается молча И ты прощаешь.
Читать → нравится
Ее несостоявшееся...И все пройдет. Закатятся во тьму
Восторженности, радости, печали,
Оборванные струны чьих-то мук,
Которые любовью отзвучали
Их сумерками спрячет тишина
Под золотом давно опавших листьев.
И та, что не пытаясь вспоминать,
Отложит фотографии и письма,
Укроется за шепотом в ночи,
Чтоб новою любовью исцелиться
Но что-то так похоже прозвучит.
И спрячется тоской в густых ресницах.
И омутом заплещется бокал,
Когда она его вином наполнит.
А тот, кто отпуская, не искал,
Наверно, не узнает и не вспомнит,
Как птицей одинокой среди стай,
К которым она так и не прибилась,
Все продолжает крыльями листать
Слова о нем, которого любила.
И на краю оплаканных молитв,
Среди других признаний и причастий,
Ни с кем, ни с кем никак не отболит
Ее несостоявшееся счастье
Читать → нравится
Вот такая...Вот такая хрень, мой друг, вот такая И как это изменить, нет идеи.
Я во всем тебе, мой друг, потакаю. Даже в том, что ты не ведаешь, где я.
Абсолют не держит веса пространства. Небеса ложатся серой бумагой,
На которой мне завещано «странствуй». Вот и странствую — ни дома, ни флага.
А ветра бывают так безутешны И они порой лишаются силы.
Да, своя рубашка ближе, конечно. А моя ну что моя износилась.
Я молчу. Ты все равно не услышишь, как дожди опять меня выбирают
Потому что вероятней и ближе Но они непостижимо стирают
Между нами невозможную схожесть, как единственную нашу примету.
Мы друг к другу больше в души не вхожи, как закрытые туманом планеты.
И твои звонки похожи на милость — торопливы, коротки и не часты.
И во мне, не знаю что, надломилось, и как-будто разлетелось на части
И уже, наверно, больше не важно. Потому что мы случились чужими.
Только знаешь, друг мой, если однажды
Ты паролем назови мое имя
Читать → нравится
И суть не в том.....И суть не в том, что сути нет нигде,
Когда ты сам внутри необитаем
И лед в тебе настолько затвердел,
Что, кажется, он больше не растает.
И смысл не в том, что смысла нет искать,
Все, что опять в бессмыслице утонет.
И змейки равнодушного песка
Струятся через сжатые ладони
А только в том, что глядя в синь небес,
Где крыльями прощально машут птицы,
Неведомый заплачет о тебе,
Когда ты не сумеешь возвратиться
Читать → нравится
Смотрят в окно глаза бесприютной ночи. Ветер колышет ветки тяжелым вздохом. Ты не грусти о том, что не все, как хочешь. И убеди себя, что не все так плохо. Ты научилась не задавать вопросы. И так давно никого ни о чем не просила. Бог не забыл тебя. Нет. Он тебя не бросил. Просто считает: тебе это все по силам.
Ты иногда плачешь. Чуть-чуть В подушку В мыслях опять ругая свою наивность. Любишь собак. И плюшевые игрушки. Особенно первых Радуясь, что взаимно. Ты временами кажешься слишком странной. И, забывая, что общество — та же стая, по вечерам штопаешь тихо раны. Камни — они ведь тоже подчас летают. Ты у икон ищешь на все ответы. Только молчат лики святых строгих.
Ты им говоришь, что будешь идти к Свету.
Не зная, что Свет выбрал тебя из многих.
Читать → нравится
Знаешь, время совсем не лечит, если что-то навек отнимает. Время душу твою колечит, и из прошлого не отпускает. Ты устал, ты до капли выжат, став себе самому опорой, не надеясь на чьи-то плечи, не рассчитывая на милость, ты однажды поймешь, что легче и поверишь, что получилось. И смиришься, что неизбежно, что нельзя изменить иначе. А из прошлого смотрит нежно Тот, который так много значит.
Читать → нравится
А когда ты устанешь...А когда Ты устанешь гулять по воде,
И угадывать в сумерках серых дождей
Очертания душ одиноких людей,
Удивляясь: как много
Ты нашепчешь им слезы и радости встреч,
Закрепив обещаньем друг друга беречь,
И разгладишь надеждой опущенность плеч,
Мою душу не трогай.
Я безмолвный изгнанник несбывшихся снов,
Мне в ладонях любовь удержать не дано.
И горчит расставаньем хмельное вино
Ностальгии
Но прошу — Ты даруй никогда не узнать,
Как тоской обжигающи их имена
Тем, кому до сих пор молчаливо верна.
Береги их
Читать → нравится
Он когда - то...Он когда — то Городом был. Когда — то Но на все есть следствие и причина. В нем еще живут имена и даты. Но они все менее различимы. Среди них твое затерялось имя. Он не помнит: ангелом ли, химерой? Только Город обратно тебя не примет. Потому что в нем не осталось веры.
Ты так близко. Солнце в тебе играет. Ты идешь уверенно и красиво. Только Город стирает следы, стирает
Потому что это невыносимо
Читать → нравится
Окончательный выбор...А когда исчерпаешь все «за» и «против», окончательный выбор подчас случаен. / Так гласит Академия Подворотен. Я шучу /, ты почувствуешь, как скучаешь. Как тоска, отметая твои причины, или принципы /это, наверно, ближе/, Виновато, неизлечимо, обо мне ностальгией пишет. Вышивая среди причастий моим именем текст молитвы, невозможная сопричастность нашим прошлым в тебе разлита.
И не тонет, и не сгорает, то что мог бы сложить иначе, в твоем сердце перебирая, все, что ты безнадежно прячешь, от себя, от меня, от Бога, /что осталось от Хиросимы/.
Я могла бы прийти к порогу
Только это невыносимо
Читать → нравится
А любовь...Где-то месяц над крышами лазает. А любовь замерла, молчит.
И согласна на эвтаназию. Ты ведь тысяча сто причин
ей, как довод и право выбора. А хватило б и пары фраз.
И любовь, распятая дыбою, тихо плачет, жалея нас.
Ты построил покруче Геделя теорему с формулой лжи.
И любовь умирает медленно. Ну, а мы остаемся жить.
И становимся радиоволнами. Каждый с выбранной частотой.
Друг для друга почти безмолвные. Ты освоишься с пустотой?
Что ворвется холодным вечером, когда город накроет мгла.
Ты простишь себе, как доверчива и послушна она была?
И, напившись однажды дО смерти, на кровать упадешь без сил.
И покажется, что /о, Господи!/
Не любовь, а себя казнил.
Читать → нравится
И стоит ли об этом...И стоит ли об этом говорить.
Слова подхватит ветер их закружит.
Любовь все выжигает изнутри,
Когда не смеет вырваться наружу.
Ей так невыносим взаперти,
Когда одна душа — ее пределы.
Она тебя когда-нибудь простит,
За то что, нерожденная, сгорела.
И, кажется, что это не беда.
И ты за все как будто не в ответе.
Но первый раз такие холода
В слезами обжигающемся лете
Читать → нравится
комментарии Disqus