Ксения Кольт, цитаты

Знаешь, не ври себе, мальчик, такая жизнь нравится только законченным мизантропам — Маркес, мартини, мороженое с сиропом, два молескина. Я знаю, ты хочешь лжи, или молчания светского, comme il faut, или великой любви с роковым финалом, или Того, что дают, тебе слишком мало, слишком легко. Так запомнить мой телефон было несложно, наверное. Нам не быть, нет, ни примерной семьёй, ни красивой парой. Да, ты не худший любовник, но ни пожара, ни сумасшествия. Сердце не хочет ныть каждой открывшейся раной «к тебе, к тебе », сердце, похоже, совсем ничего не хочет. Суше удары, размеренней и короче — крепкое стало, зараза, поди разбей Так что не ври себе, мальчик, таков расклад: я ухожу, по привычке — невозвратимо. Жизнь мимолётна и в ней ключевое — «мимо», время без функции «перемотать назад».
Завтра наступит уверенно, как всегда, прямо в осколки вчерашнего разговора.
Дай тебе бог повториться не слишком скоро,
мне — на полуденный поезд не опоздать.
Читать → нравится
Хранитель крутит пальцем у виска, «по собственному» будучи уволен: он прогулял. Он был немного болен — расслабился, дал подопечной волю А в ней благоразумие искать не то чтобы совсем напрасный труд, но все же кропотливая работа. Недоглядишь — опять она в кого-то Нет — кем-то(шёл бы мимо этот кто-то!), увлечена. Подруги нагло врут, что ни румянца, ни горящих глаз. Коллеги врут обратное: «Влюбилась». Как за такой следить, скажи на милость?
Тут глянешь, что ей этой ночью снилось — и просишься на исповедь тотчас.
Махнул рукой и получил расчет, собрал пожитки в старенький пакетик. Сказал, что все влюбленные — как дети, а за детей родители в ответе(пороли мало). Вечно их влечет туда, где грабли под ноги летят и самых смелых топят, как котят © Copyright: Ксения Кольт, 2013
Свидетельство о публикации №113091910429
Читать → нравится
Я буду ждать, пока на свете есть
Хоть кроха, хоть осколочек надежды,
В попытке книгу судеб перечесть
До слова «между»,
В попытке переспорить высший суд,
Одним своим упрямством молчаливым.
Из нас двоих, я умоляю, будь
Хоть ты — счастливым.
Читать → нравится
потому что пепел двух наших сигарет
поместился бы в крышечку светлого «Жигулевского»,
потому что нам нечего здесь выдыхать, выплёскивать,
выстиховывать — занавес, точка, тушите свет.
Всё с другими было и будет, а здесь всего
восемь строчек под грифом «влюбиться». В архив, на полочку —
чтобы снова и снова смешными случались полночи,
из которых нам завтра не вспомнится ничего.
Читать → нравится
Что мне делать, ответь? У часов аритмия — запинаются стрелки, скрипят шестерёнки Октябрин, две таблетки, от боли — пойми, я не сильная. Голос по-прежнему звонкий, руки — тёплые, только глаза выгорают от пожарищ рябиновых, солнца и ветра. Что же делать, скажи мне? Скитаться по краю подмосковных бордюров? Ботинки и гетры, и на плечи накидка в шотландскую клетку, без зонта в эту морось, чтоб после — ангина. И от боли опять октябрин, две таблетки(всё равно не поможет), и в чае малина, и всё правильно вроде Всё вроде бы верно — не болит голова и давление в норме, до апреля пройдёт.
И вообще, это нервное
Я люблю тебя, слышишь?
В хронической форме.
Читать → нравится
Падая на колени, не забывай...Падая на колени, не забывай —
то, что тебя поразило не будет вечным.
Это сейчас оно плавит тебя, калечит,
напоминает, что все мы небезупречны.
Кажется — вот она, пропасть и вот он край,
вот он, веревочный мостик, уже горит,
и пробежать по нему — все равно, что сгинуть
в этом бездонном проломе. Ты держишь спину
прямо, как в школе учили. Тебя покинут,
все кто про дружбу и преданность говорил.
Следом отступят все те, для кого «люблю»
стало не сутью, но формулой ожиданий.
Все показное осталось за этой гранью,
сгинуло в жутко зияющей иордани.
Ты причащаешься боли. Твой абсолют —
маятник, мерно дробящий седой гранит,
тот, что ты носишь в пролом до седьмого пота.
Собственно, эта же пропасть — его работа.
Время молиться. Без пары часов суббота.
Не за себя, но за тех, кто тебя хранит.
Читать → нравится
От радуги в холодном декабре
не ждут дождя — любуются, и будет
С икон глядят не боги — просто люди,
которыми бывал наш мир согрет
и исцелён. Не горечь правит бал,
и над потерей слёзы лить не стоит:
под Новый год жалеть о ней — пустое.
Неважно, победил ли, проиграл,
важнее то, что приобрёл в борьбе.
Я обрела друзей. Просить иного
считаю глупым. С Новым годом. С Новым
Я мир сужу по вам, не по себе.
Читать → нравится
Почему все мы,
ошибаясь рейсом,
постигаем суть
на конечной станции?
Снова осень выдалась —
хоть убейся,
и поди,
попробуй держать дистанцию.
Нашу пьеску
явно писал не Гоцци
Засыпая,
имя шепчи моё -
у меня под кожей
кипит
и жжется
априори
неизлечимое.
Читать → нравится
Одна затяжка шальной любви.
Горчит, наверное, крепковата,
коленки, слабые, будто вата,
и в подреберье кровит, кровит
Эффект побочный не просчитать,
одна затяжка, но мы зависим.
Мы заметаем следы по-лисьи от тех, кто греет для нас кровать,
от тех, кто в общем-то ни при чем,
не виноват, а порой — не в курсе.
Все дело, видимо, в этом вкусе,
горчащем, пряном. И мы назад
не отыграем, момент ушёл.
Быть вместе — больно. Расстаться — тяжко.
И вроде мелочь: одна затяжка,
а затянуло-то хорошо
Читать → нравится
Я не встречала людей, которые не умирают. Но я видела таких, что не живут.
Читать → нравится
Если не делать в жизни что-то хорошее, что вообще в ней делать?
Читать → нравится
комментарии Disqus