Лина Сальникова, цитаты

Сердце мое, пульс — перестуком бусин
Звуки скруглятся протяжным тугим жужжаньем.
Сердце мое пружинит: «Останься, будь с ним, не допускай ухода во избежанье
мук одиночества, жаркой колючей ломки, долгих скитаний безводности, безвоздушья.
Будешь ходить, как тень, как рисунок плоский, и ощущать, как утрата гнетет и душит».
Сердце мое говорит: «Не снимай обета сумеречной растворенности в нем до знака.
Тебе никогда так вслух не сказать об этом, чтоб поняли все, как путь у вас одинаков »
Сердце стучит, неглупое, но шальное, звяканье бусин, жерло седых вулканов.
Приди, приникай к нему ухом и слушай снова, как в нем дрожит твое имя, не иссякая.
Сердце стучит, а я становлюсь все суше в борьбе затяжной с одичалым мотивом бусин.
Я - маятник между холодным «так будет лучше»
и слишком горячим, так слепо манящим «будь с ним»
Читать → нравится 1
Нежность рождается из того, как
пусто, когда никого нет рядом.
Ты превращаешься в теплый воск и чуткого зверя — ушами прядать,
тихо урчать, под чужие пальцы тело свое подставлять покорно,
заново чувствовать, создаваться пальцами чьими-то, эту форму
гордо нести, наполняя смыслом, строками, песнями, ритмом, соком
Нежность — зависимость. Мы зависим
от тех, с кем мы больше не одиноки.
Читать → нравится
Девочки плачут и тычут на звезды пальчиком, мол, кто достанет, тому и того я — ДА. Каждой ведь хочется добрых и славных мальчиков, чтобы не очень-то в целом потом страдать. Чтобы смотреть на него, рот открыв ребёночий, эдакой дурой: что хочешь — мне в уши лей. Я же до зуда и коликов жажду сволочи, чтоб посмотреть, кто из нас на грехи слабей.
Читать → нравится
Вот она — я, смотри. Я
сейчас тебе улыбнусь.
Сквозная осень вокруг —
люби и соседствуй с
нею.
Нет ничего ценней, чем
рождать в себе тишину,
чтоб слышать себя в
себе, понимать себя все
яснее.
Сегодня я стану тише,
поняв в себе сотни
чувств.
Слово, что
бесконтрольно, похоже
на вспышку зарев:
мелькнет и погаснет. Я
так много уже сказала
Об остальном, пожалуй,
я пока еще помолчу.
Читать → нравится
Остальное наступитИ солнечный диск вверху — поравнялся с нами;
и тени ложатся четче, играя цветом.
Вот было движение, путь ускользал, но замер, подвластный тому, кто пришел к своему ответу.
Так чувствуешь лето, истину, гладишь завязь, — макаешь ладони в солнце, растишь упрямо
Мы здесь, мой хороший. Мы больше не исчезаем. И пряди травы источают душисто-пряный,
настоянный аромат. Все, что было нужно, всегда обретается, если его не ищешь.
Вот солнечный диск, вот мы, вот — наш мир снаружи.
Остальное наступит, когда мы его напишем.
Читать → нравится
Что желать тебе...Подарок для AlUr...человеку закрытому внешне,но доброму и теплому внутри)Что желать тебе? Ветер в спину да склон покатый —
у любого идущего станет характер крут.
Я прочту за тебя молитву. Ну, а пока ты совершенно ничей, у меня тебя — отберут.
Я не против, пожалуй Да нет, я совсем не против. Дай покоя тебе и насущного хлеба днесь
Но, пожалуйста, на каком-нибудь повороте
обернись, на секунду задумавшись обо мне.
Читать → нравится
НЕ ЖАЛУЙСЯ - БЛАГОДАРИНе жалуйся — благодари.
За все, что прожито сегодня,
с чем ты стал легче и свободней,
чем ты, наполнившись, горишь.
Не жалуйся — храни в себе
слова, прощания и встречи,
все, что цветет, калечит, лечит.
Ведь кем ты стал бы, если без
вот этих истин, мистик, черт
ходил не жив, а с жаждой выжить?
Не жалуйся — благодари же.
Иначе все оно — зачем?
Читать → нравится
очевидноеЕсли кто-нибудь тонет, есть тот, кто бы мог спасти.
Кто-то строил дороги, кому-то по ним — идти.
Убегавшему вслед свистит поборовший страх, этот свист, словно пуля, пуля из серебра. -
Если в спину настигнет — позор, если в лоб — убьет: тут нельзя ни бояться, ни смелыми быть — вдвоем,
потому что у мира мораль, и мораль строга: кто-то должен догнать пустившегося в бега.
Потому что у мира логика мудреца — если кто-то ушел, то кто-то остался сам.
Так и было бы годы, века, но ты должен знать: человек появился и создал полутона.
Сотни разных оттенков, сквозных, переходных чувств, повелел «так хочу», отказался «я не хочу».
Приходи же и слушай, слушай теперь меня:
с очевидным не спорят. Но если решил — меняй.
Читать → нравится
Хочется нежности, только слово —
скальпель да справочник ампутаций.
Мой пациент отбелел, линован,
там, где тебя нарекли скитаться
между строкою моей и сердцем.
Тот, кто привык резать словом, лечит
то, что другим неподвластно средствам
Нежность в молчании. Слово — резче.
Читать → нравится
А я говорю люблю... а я говорю «люблю», и в моей любви
любой становится точен, обласкан, прав.
Ветер вплетался в море, рождая свист, играл переливами локонов горных трав
А я говорю «могу», и мое «могу» так держит нас вместе, что прочим не разлучить.
Касаться тебя, целовать тебя на бегу и слушать, как это в сердце твоем звучит.
Ты можешь быть разным: сталь, обнаженный нерв, колючий арктический минус и южный плюс
Но все это может ужиться и быть во мне.
Я чертовски терпима.
Я говорю «люблю».
Читать → нравится
Аритмичное шепотом о любви заходишь в комнату, рукава закатываешь,
решимость в голосе, шаг нечеткий.
Так, пропускать бы тебя закатами
сквозь пальцы бусинами от четок,
доставать, как книгу, шуршать страницами
в пижаму вписанной — не одетой.
И читать тебя /пусть им лучше спится/
как свое занеженное — на ночь детям.
Рисовать тебя — до усталых кистей
/холст масштабней, но глубже — лист бумажный/,
применять тебя, словно тест для истин,
примерять тебя полотенцем влажным
— так подумав, я, задыхаясь слогом,
уроню ладони, зашагаю чинно,
ощущая гордость за себя и Бога,
что у нас в творениях есть такой мужчина.
Читать → нравится
Птица мояПтица моя, приручи для меня крыло.
Так любят, не прикасаясь. Без слова всуе.
Целую сквозь время высокий горячий лоб
и замираю при мысли о поцелуе.
Птица моя, напои простыню теплом.
Стань моим ветром — учи осязать и чуять.
Есть сотни вещей, о которых так мелко — слов
Поэтому, лишь поэтому и молчу я.
Читать → нравится
Казалось бы...Казалось бы, что ж еще — вот моя рука.
Вот имя твое, разбитое на переливы.
И осенью этой так просится быть счастливой,
такой, чтобы, знаешь, — точно, наверняка.
Нервом быть, жилкой, к щеке прислонясь щекой.
Проснуться и жадно вбирать рассветно-лесное и чувствовать, чувствовать, как оно бьется, ноет,
тянется за перелеском седой рекой,
срывается с горизонта, туда, за край,
вплетается в волны, как лента в тугие косы
И осень, как шалью, укутана в пар белесый
и выброшена в небесные крики стай.
Казалось бы, что ж еще — оттолкнувшись, стать
разумной, покладистой, нужной. Молчать. Остаться.
Но нужно запомнить тебя в пять касаний пальцев,
/Мой мир умирает на кончиках этих пальцев/
А после просто суметь без тебя дышать.
Читать → нравится
Никто не мог и ничего не отнял —
я не мельчаю от пустых потерь.
Прости, мне не до ангелов сегодня.
И черти нынешние, впрочем, всё не те
Читать → нравится
Он смотрит с балкона, как
местность взошла к восходу,
как море у края свернулось
листом бумаги,
папирусом, запечатлевшим
земных и водных
Она выбредает из душа в
любимой майке
и сонно проходит по следу его
касаний
босыми ногами к холодной
дороге пола.
На тонкой изящной шее под
волосами
храня поцелуй, она утренне
шепчет «hola»,
становится рядом и смотрит в
его ключицу,
читает его по движению
каждой жилки
и знает, что будет. И знает:
когда случится
все то, что им шепчет папирус,
им надо жить, как
двум кастам, идущим единой
дорогой веры,
совпавшим друг с другом, как
соль и прибрежный камень.
Она в небосвод заплетает лучи
и перья —
он видит их белыми легкими
облаками
Когда все случится, мир
вымолчит им минуту,
как фреш апельсиновый,
солнце в стаканы впрыснет.
За целую смерть до их смерти,
вот этим утром,
он молча стоит на балконе. Он
хочет быть с ней.
28.09.12
Читать → нравится
Ему и ты ему: «Все отлично. Я не нуждаюсь ни в чем».
Включаешь единоличность — и бог себе, и господин.
А сама аж скулишь — так хочешь уткнуться в его плечо.
Этот, девочка, — даже больше, чем единственный из мужчин.
Этот, знаешь ли, твой до строчки. Но не выписать их вовне,-
Ты не помнишь ни время суток, ни недель, ни других имен,
если их не дают пословно выводить на его спине
в час, когда за кроватью к окнам предрассветный крадется сон.
Этот — твой — и на этом точка. Отпускай себя в январи,
забывай города и страны, все, что было сквозь дни, не с ним.
Он такой, что от этой искры нестерпимо горит внутри
Этот больше, чем просто
Больше.
И не надо искать причин.
Читать → нравится
Смотри...Смотри и вникай: не наступит солнца,
не вызреет колос, весной взойдя.
Я здесь, я шаманю, рву волос конский, читаю санскрит на листе дождя.
Я тут. Я умею, хочу — и что же? — Ветра за рукав меня теребят
Но солнце, увы, расцветать не может,
пока не родится внутри тебя.
Читать → нравится
Ни дыхания, ни порыва, ни отголоска Ни движения, все пусто и одичало.
Только осень лежит на сердце моем наброском, обнажаясь в моменты молчания и печали. Ничего не меняется: город, дома, статичность, солнце лижет углы им, лимонным течет по боку Я бы вычел себя из реальности. Взял и вычел. Я бы вынес себя за пределы или за скобки. Я бы стал невозможным, незримым, потусторонним, проходил сквозь людей, никогда не пытаясь быть им ни любовью, ни верой, ни знаком — пером вороньим, листопадом, маршрутом, звеном из цепи событий. Я устал, но усталость эта иного толка, чем физический спад, чем душевный поток терзаний одиночества Нет, я полон людьми настолько, что я вижу их лица с завязанными глазами.
И мой мир по частям разобран легко и просто, и мой опыт искать себя снова — неоднократен. Я молчу, возвращаюсь в дом, достаю набросок и рисую, чтоб выделить части и вновь собрать и
Читать → нравится
Я прячу тебя у сердца, в черновиках,
на незагорелой коже под обручальным.
В нас поровну вложено радостей и печали, как в тех, кто не раз границу пересекал.
Кто знает, как нужно упрямо и верно плыть, когда связи прерваны, сбит нутряной фарватер,
и помнить, как неприкрыты, почти что святы дороги к любви Не сглаживая углы,
с тобой становясь отчетливей и острей, я прячу тебя за ценными мелочами,
что нас отличали от прочих и отличают.
И где-то у сердца храню тебя, словно крест.
Читать → нравится
Он говорит «спаси» — я иду спасать.
Не трогаю, если он говорит «не трогай».
С ним у нас — общее сердце, одна дорога, пока он опять не решает справляться сам.
Он выбирает тьму — наступает тьма. «Света мне», — просит, я снова рождаюсь светом.
Так силой ветра сгибает тугую ветку, но, слишком живую, не может ее сломать.
Он говорит — и я принимаю вид: дышу за нас, берегу нас, не остываю
И если всё - Слово твое, подбери слова мне,
чтоб знать, насколько во всем этом есть любви.
Читать → нравится
комментарии Disqus