Луна Манакури, цитаты

Он сидит на раздолбанном табурете — древнегреческий аполлон. Зажимает во рту мундштук, подкуривает сигарету. Проливает одеколон на расстеленную газету, чертыхается, мол, не прибрано, извини. Я не ждал тебя, да и /Боже правый/ между нами давно уже нет любви. От неё остались стоящий в углу клавир, замолчавший после второй октавы и звенящий громко на ноте «ля»; две колоды игральных карт: от двойки до короля — как не крапь, при любом раскладе нам не выпадет флеш-рояль. И поэтому, Бога ради, уходи, прошу Я устал.
И она собирает клочки бумаги, по привычке сметает сор и не смотрит ему в глаза. Всё, что он ещё не сказал — революция / форс-мажор. У неё внутри: двадцать изб, что ещё горят, необъезженных скакунов, чёрных бездн и дыр, на которых не хватит ни стремени, ни заплат, ни воды.
И нет повода, чтоб остаться. И нет смелости, чтоб уйти
Читать → нравится
Больше нет разницы, с кем ты сейчас уйдёшь:
с той, для которой ты — сотый поклонник, или
с той, что так нервно сжимает на блузке брошь
тонкими пальцами, пахнет всегда ванилью,
прячет глаза, чутко ловит обрывки слов,
брошенных ей, словно мелочь у перехода
нищенке. С той, что приносит в кастрюльке плов,
чашку горячего кофе и бутерброды,
квохчет наседкой и видит тебя своим
мужем, хозяином в доме и огороде.
Или с той — нежной, воздушной, как Херувим,
девочкой, любящей тачки, бабло, айподы,
брюлики, стразики, яркую мишуру,
с той, что уходит /как будто, домой/ под вечер,
но возвращается пьяная поутру,
плачется и обнимает тебя за плечи
Больше нет разницы, с кем ты уйдёшь сейчас
Я на троих наполняю бокалы шерри.
Он ей обронит обычное: «Я скучал »
Я прикрываю за ними входные двери.
Лопается бокал.
Читать → нравится
Не прощай меня, никогда меня не прощай
— за разбитую чашку и недопитый чай, за забытое «завтра» и брошенное: «прощай» — вслух и, мысленно: «стало быть, навсегда »;
— за молчанье, безжалостней палача, вместо:"биться в истерике и кричать», за улыбку фальшивую — как печать, как клеймо, как пощёчина, как удар;
— за песок, засыпающий мне глаза; что ни слова не вышептать, не сказать; что уже ничего не вернуть назад; что все сложное — просто, как дважды два;
— и за снимок, оставленный на столе, где заснятое счастье — еще не блеф, где пока я не знаю, что значит — тлеть.
Где еще не научен ты предавать.
Читать → нравится
Я рождаюсь твоею тенью,
обнимая тебя за плечи,
мне не то, чтобы легче вторить,
мне, наверное, легче жить.
У меня нет с собой ни пенни,
мне платить за свободу нечем,
и осталось безмолвным вором
подбирать за тобой гроши.
Только долгими вечерами
я меняю тебя на стены,
на брусчатку и перекрестки,
на асфальт и фонарный свет.
Мы фантомы. И рядом с нами
тени-звери и птицы-тени проживут до утра, а после
исчезают в сырой листве.
Я рождаюсь твоею тенью.
У меня нет иных привычек,
у меня нет других наречий*,
у меня нет чужих имен.
Всем известно, что отраженья
погибают без ламп и спичек.
Ты, пожалуйста, каждый вечер
зажигай для меня огонь.
_________
Наречие (лекс. знач) — диалект.
Читать → нравится
Ветер срывает зонты с пожелтевших улиц,
Дождь размывает мосты и калечит крыши.
Осень твой профиль не старит и не сутулит,
Разве что делает голос грубей и тише.
Осень, рождая хандру, поднимает ворот.
Снова пытаюсь забыть города и лица.
Знаешь, тебе исполняется только сорок
В день, когда мне перевалит уже за тридцать.
Осень, как правило, входит в твой дом без стука,
значит, бесстыже тебя у меня ворует.
Я же гриппую и прячу в перчатки руки.
И не ревную.
Читать → нравится
комментарии Disqus