Михаил Розенштейн, цитаты

Мой телефон оглох,
и звук его растаял,
и кратким шрамом лёг
на непрожитый век,
и тысяча дорог,
как в нарушенье правил,
впечатали следы
в недолетевший снег.
Они сплелись в одну,
и стало непонятно,
к чему такая блажь -
предвиденье конца,
но расшвырял декабрь,
как солнечные пятна
по чёрным небесам
созвездие стрельца.
И стало всё равно...
куда б ни заводила
смешная дребедень
судеб и суматох,
мне было всё равно,
а ты с ума сходила
на том конце земли...
но телефон оглох.
А снег лежал, летел,
и таял постепенно,
и времени спираль
закручивалась в жгут,
и надвигался день,
и оседала пена
безмолвия шагов,
движения минут.
Читать → нравится
Кто пьёт, кто курит дурь
и плавает в истоме,
кто глохнет от бессилья и тоски...
а я возьму щенка,
чтоб он бесился в доме,
и грыз мои ботинки и носки.

А я его возьму -
балду и образину;
умильность взгляда, путаницу лап
когда бы ты, глаза
прикрыв, вообразила,
поверь, не улыбнуться не смогла б.

Представь, темнеет, и,
раскинувшись вальяжно,
мы заняты счастливою игрой:
опять молчим вдвоём
о чём-то очень важном,
он за костями, я - за Хванчкарой.

И жизнь не тяжела, и вот -
ложатся строки,
о том, что я (смешно, но селяви),
растерянно беру
начальные уроки
науки бескорыстности любви.

А он, учитель мой,
нелепый и лохматый,
свернувшись несуразным калачом,
всё смотрит на меня,
ни в чём не виноватый,
и думает, наверно, ни о чём.
Читать → нравится
И перетружены умы,
и переменчива погода,
и сонный ветер по траве
листву опавшую несёт...
Рецептов выхода из тьмы
не меньше, чем рецептов входа,
а штука в том, чтоб просто их
не перепутать. Вот и всё.
Читать → нравится
Есть неясный налёт мистицизма
в сонной дымке, лежащей окрест,
и уже возвращаются письма
из далёких непамятных мест.
Вроде, адрес указан исправно,
только почту приносят назад,
потому что - давно ли? недавно? -
безнадёжно пропал адресат.
Но послушайте, что за нелепость?
Ты ведь жил себе, жил, как и все...
но уходит последний троллейбус
в перспективу ночного шоссе.
И дела хороши твои, вроде,
и судьба так привычно светла...
он уходит, уходит, уходит,
он во тьме растворится дотла.
И привычная тусклая мебель
молча встретит тебя у двери,
и бездонное чёрное небо
глянет в окна ночные твои.
И не верьте, не верьте, не верьте,
что тепло и нестрашно в дому,
если письма о жизни и смерти -
это письма тебе самому.
Читать → нравится
Я всё начну сначала, и вернусь
в то прошлое, где снег сыпуч и жёсток,
где эту жизнь я пробовал на вкус,
как сигарету пробует подросток.
В то прошлое, где много лет назад
мне ничего беды не предвещало,
я возвращусь на день, на миг, на взгляд
проститься с ним и всё начать сначала.
Мне вспомнится бульварное кольцо,
асфальт в дожде, окраинный суглинок,
и терпкое грузинское винцо -
Вдова Клико московских вечеринок.
Я вспомню тот автобусный маршрут,
где вечно без билета ездил - грешен,
и тёмный снег, и зябкий неуют,
Нескучный сад, и домики скворешен.
И ничего уже не изменить,
всё кануло, там всё теперь иное,
но между этим городом и мною
ещё жива связующая нить.
И я вернусь - на день, на пару дней,
сказать ему, что, видно, я не первый,
пришедший к давней Родине своей
поговорить и успокоить нервы.
Что, может, мне придётся как-нибудь
среди его разбросанных окраин
как прежде жить, и это будет путь,
который мы, увы, не выбираем.
Читать → нравится
Пишите стихи вечерами, пишите стихи,
пишите короткие строки и длинные строки,
и пусть вечера вам не будут страшны и жестоки
под медленный шёпот, под лиственный шорох строки.
Пишите их ямбом, хореем, неведомо чем,
простите себе их нестройность, нескладность простите,
простите себе, что вы живы, и просто живите
в той самой короткой и самой смешной из поэм.
И если от жизни кружится ещё голова,
и осыпь осенней листвы отзывается светом,
об этом загадочном счастье, и боли – об этом
всего-то и надо, что просто придумать слова.
А что их придумывать, если у самой руки
вчерашней листвы полыхают прощальные флаги...
На самом последнем ненужном обрывке бумаги
пишите стихи вечерами. Пишите стихи.
Читать → нравится
Здравствуй, вот и всё,что было,
папиросные листки
боли, смерти, жара, пыла,
и надежды, и тоски
разлетелись. Видишь, ветер,
тёплый ветер, быстрый снег
пролетел и не заметил
этот город, этот век.
Так и я не различаю
ни последствий, ни причин...
Дорогая, выпьем чаю,
и тихонько помолчим.
Дорогая, значит, чаю?
тут никто не виноват,
что остался за плечами
возраст лёгкости утрат.
Что неспешно и уныло
кружит, крутит колесо...
Видишь, вот и всё, что было,
всё, что было, просто - всё.
Слишком быстро, слишком страстно
жили - были, пили чай...
Вот и всё, что было - здравствуй,
просто здравствуй и прощай.
Читать → нравится
Избавь нас Бог от суетных времён,
и от пустот неубранного дома,
где сам собой я как-то был клеймён
тем именем, которое весомо
привычным сочетанием слогов -
и это всё. А в непонятном мире,
где часто принимают за любовь
привычку жить в протопленной квартире,
где сварен суп, и вымыты полы,
где стол накрыт на четверых и боле -
так грустно мне, что правила игры
я чинно освящаю алкоголем.
И в сотый раз твержу себе - c'est tout -
я так живу, и буду жить, покамест
совместную лихую суету
мне заменяет ямб или анапест.
Когда ж войдут и скажут, что пора,
я усмехнусь - гляди, какая почесть...
ну, вот и всё - окончена игра
костями слов в рулетку одиночеств.
Читать → нравится
комментарии Disqus