Надежда Щеголькова, цитаты

Ты хочешь стать мамой, и стала другая...и голос стал прежний — нежнее, и мягче
В любимых руках, что тебя обнимают,
ночами неслышно в подушку ты плачешь
и месяц за месяцем — ходишь по кругу —
таблетки, врачи, процедуры, осмотры,
простое теперь притяженье друг к другу —
всё по расписанию, и под присмотром
таблицы и графики, точки, пунктиры,
(ты стала умней всех светил академий),
прививки, дантисты, ремонты в квартире,
и толстые книги по заданной теме
Вздыхая, глядишь на полосочку теста —
ведь снова она оказалась без пары
по дому скользишь, не найдя себе места
«За что? Почему? Неужели все даром?»
А знаешь, тебе-то осталось, возможно,
Всего — улыбнуться, надеясь на встречу, и
скоро в тебе, где тепло и надежно,
свернется калачиком твой Человечек
Читать → нравится
обмотай меня, ночь, в сто слоев изоляций,заверни каждый нерв, чтоб не ныла душа,я привыкла, что боли так долго не длятсяот любви, что уходит, сама — не спеша я привыкла снимать отлюбившую кожу,и старьевщику — тряпкой в утиль. /зарастет!/а сегодня так жжет неостывшее ложе,по еще оголенному /дайте же лед!/я не знала, что страх может быть безграничен,и безбожницей — в спешке ищу образа,я забыла что сон — неприметно привычен,иссушая в дыму сигаретном глаза
Читать → нравится
И даже первый снег не смыл хандру,
Раскрасив жизнь извне скорлупки —
белым.
Горчит ноябрь зимой еще неспелой,
Гриппует трио — мозг, душа и тело,
И, кажется, что я вот-вот умру.
О, как себяжаление пьянит!
И плачется так сладко и тягуче,
Когда еще представится мне случай
В подушко-одеяловую кучу
Свой пятилетний выплакать лимит
Я в осени торчу, как вечный гость.
И ты меня списал в свои «подружки»
Грызу тоску и уголки подушки,
Гоню себя, как хлебною горбушкой
Застрявшую из горла гонят кость.
И из тебя, как демон, черт и бес
(Ведь из двоих — ты потерпевшим
признан)
Я изгоняюсь самоэкзорцизмом,
И радуюсь, впервые в этой жизни,
Прощению, летящему с небес.
Читать → нравится
Вышли на улицу ПАПА и СЫН, папин мизинец обхвачен ладошкой. «Сорок четвертый» — в снегу на дорожке, и «двадцать третий» вприпрыжку за ним. Это не мама На нежности нет в папином голосе ласковых звуков. Мягкостью не отличаются руки. Но где-то должен скрываться секрет. Как? Почему? Снизу слышится «сядь » И, опустившись, почувствовать губы, что прикоснулись к небритой и грубой, колкой щеке. Как обычно, сказать, слов не хватает! Но вверх, хохоча, радостно сын был на плечи посажен. Был и не нужен ответ, и неважен сыну на папиных крепких плечах. Дышит в заснеженный он капюшон, пальцами крепко вцепившись за уши Главное всё друг для друга их души тихо сказали уже в унисон. Рота снежинок (солдаты зимы) след заметают за «сорок четвертым», а «двадцать третий» над ним реет гордо Ходят по улице ПАПА и СЫН.
Читать → нравится
комментарии Disqus