Веник Каменский, цитаты

В небе ангелы следят за порядком:
Молоком разводят лунное тесто,
Поливают межпланетные грядки,
Приколачивают звезды на место.

Звездам осенью - что яблокам падать,
Норовят попасть на мой подоконник.
Я на ангелов устрою засаду,
Чтобы людям было чуть поспокойней.

Прилетят собрать упавшие звезды -
Командира их накрою халатом.
По возможности зловеще и грозно
Прочитаю остальным ультиматум:

Отпущу, когда вы руку Дантеса
Подтолкнете, чтобы выстрелил криво,
И когда, еще и молод и весел,
Захлебнется Гитлер пенистым пивом,
И когда щенок соседской девчонки
Увернется от "Ниссана"-красавца...

Хлопнет Бог сердитый сверху легонько,
Разожмутся отвердевшие пальцы.

Главный ангел - голубком да на воздух,
Остальные растворятся во мраке:
Чистить, мыть и приколачивать звезды.

Что мне делать? Да, наверно, заплакать.
Читать → нравится 1
А все стихи на свете - о любви...В занозах, поцелуях и разломах.
О том, как ты идешь среди живых, стреляешь, совершая новый промах,
В тебя стреляют - чертова напасть, чтоб уложить вповалку на постели.
Но очень трудно в яблочко попасть.
Любовь слепа.
Слепым не видно цели.
А все стихи на свете - о войне...Про veni,vidi,vici, девять граммов.
И яблоки по-прежнему в цене - вас много, победителей-Адамов,
Доставших до Эдемских облаков (и многие достали, между прочим...)
Познание - оно и есть любовь.
И хорошо, когда без червоточин.
А все стихи на свете - о вине...О винном аромате райских яблок,
О том, что виноваты не вполне, безжалостно разбив о быт кораблик,
О чертовой виновнице-судьбе: мы ни при чем, не в деле и не в доле.
А все стихи на свете - о тебе.
О яблоках.
Войне.
Любви.
И боли.© Copyright: Веник Каменский, 2012
Свидетельство о публикации №112111709104
Читать → нравится 1
Не жемчужины - горошинки, не милы, не хороши,
Ходят лишенки да брошенки, просят медные гроши.

Получают - щедро, скупо ли? Не копайся - не жена.
Им сестрица - Дунька глупая, навсегда Лопухина.

Отцветут ромашки-лютики, в шею выгонят цари,
И в конце дорожки крутенькой - кабаки-монастыри.

Улетит душа безмужняя не голубкою - чижом.
Может, вспомнит про ненужную не сумевший да чужой?

Не сумевший да не сдюживший, не горюй - не суждено.
Дай же Бог тебе жемчужину, не ячменное зерно.

Откупился медным грошиком не сумевший да не муж.
Русь ведь тоже баба-брошенка, да и лишенка к тому ж.


© Copyright: Веник Каменский, 2013
Свидетельство о публикации №113092708760
Читать → нравится 1
Жалость - горизонталь.
Плоской, большой, распластанной -
Шкурой щита, зонта,
Крыльями, крышей, ластами.
Жалость - укрыть, держать.
В море и в небе - вытянись!
Плащ, кладенец, кинжал
Рыцаря или витязя.

Гордость же - вертикаль:
Вверх, до престола Господа.
Порваны облака,
Кровью сочатся плоскости.
Это копье, не меч -
Сверху знамена, головы.
Это - оставь, не сметь.
Не чернозему - золото.

...Родинки на плечах.
Губы: "Моя хорошая..."
Что ж ты смеешься так,
Чуточку скоморошливо?
Трещинки на губе...
Я не сказала главного:
Горизонталь - тебе,
А вертикаль - оставлена.


© Copyright: Веник Каменский, 2013
Свидетельство о публикации №113010308998
Читать → нравится 1
Питерская память

Летний сад - мозаика разных судеб.
Достоевский с Хармсом гудят в притоне.
А вода каналов несчастья любит
Принимать в застиранные ладони.

А на крышах ветер скребется рысью,
А в каналах жизни, слова и рыбы.
Кто мне эту невскую воду впрыснул
Не под кожу - в плоть локтевого сгиба?

Отчего я знаю, как в ритме вальса
Снег на плечи Пестеля томно падал,
Как по списку мертвых костлявым пальцем
Педантично, сухо вела блокада?

Дай мне руку, Петр, разудалый шкипер.
Год от года крепче речная память,
А людская - мельче... И молча Питер
Над страной забывшей поник плечами.
Читать → нравится
Этот город

Этот город продымлен, продуман и пройден
До глубинных слоев, до больных диафрагм.
Он лежит отработанной кучей породы,
Выедая по крошке меня до нутра.

Этот город заводов, больниц, подворотен,
И церквей, где по праздникам преет народ,
И несчастных калек - даже черт не берет их,
И красавиц, которых кто хочет - берет.

Здесь не родина Блоков, Мане и Кустуриц,
Здесь рождаются те, кто не лучше зверей.
Я в карманы сую откровения улиц,
И в прическу - заколки ночных фонарей.

Этот город - топор для цветущей черешни,
Не противишься - примешь и дар, и удар.
Не родился хирург - виртуоз и насмешник,
Чтоб из ткани сумел удалить капилляр.
Читать → нравится
Память. И не только

Ты хочешь - до дна, в основание, в корень,
Дойти, прирасти, прорасти и растаять:
Насквозь, до молекул. А что я такое?
Я - память, и только. Уставшая память.

Я помню игру и невзрослые игры,
В которых училась молчать не по-детски,
Шиповника пряного твердые иглы,
Мечту и неверность зеркальных Венеций,

Последний патрон в опустевшей обойме,
И легкость запретов, и тяжесть скрижалей.
Пишу на земле, облаках и обоях -
Читай и срывай, пустоту обнажая,

Вбирай, чтоб до крошки, до капли - не жалко,
Я буду с тобой, и в тебе, и тобою...
Нет.
Все же не выйдет.
Останется ржавый
Последний патрон в опустевшей обойме.

Есть в памяти вещи - не дашь и любимым,
И вроде пустяк - никому не расскажешь,
Актриса без речи, без роли, без грима
Молчит и упорствует в яростной блажи:

Мое - позвоночник, упругая хорда,
Секрет - никогда не дойдешь до предела...
Возможно, что это - нелепая гордость.
Возможно, я просто тебя пожалела.
Читать → нравится
Про горбы


Поверь - свои у каждого горбы, и каждый - Риголетто, Квазимодо.
Не думай - не исправят и гробы упрямую горбатую породу.
Для дур и дураков смешная блажь, что вылечат могила и тюряга.
А лучший лекарь - скальпель-карандаш и чистый бинт - молчащая бумага.
Последняя попытка для калек - пиши и распрямляйся, Квазимодо.
...Бывает, что бумага - человек.
Из стройного ты делаешь урода.
Нескладную полынную судьбу, больные одичавшие закаты
Ты выбросил - он тащит на горбу.
Мы из любимых делаем горбатых.
Тебе легко: горячий страшный бред несет другой. А ты идешь пустая.
Но если нет горба - и крыльев нет.
Из ничего они не вырастают.
Не отдавать? Не вынести - болит. Не горб - гора гранитом давит спину,
Не только оторваться от земли - лицо мешает к небу запрокинуть.
Мой друг, открой окно. Ты видишь сам - нам тесно на земле и в этом теле.
Проклятый горб...ну что же - пополам?
Дай руку.
Поделили.
Полетели.
Читать → нравится
комментарии Disqus